Хабитус

Позади было километров 850 ночного перегона, когда первые елки стали перебегать дорогу в утренних сумерках. До пункта назначения оставалось всего ничего, но я все же принял решение свернуть с дороги и изобразить Штирлица.

Проснулся я от пения птиц и изрядно нагревшейся на солнце машины, Штирлиц из меня получился так себе, в отличие от Максим Максимыча дрых я часа три. Время меня не поджимало, остаток дороги я ехал вальяжно.

На дороге встретился тихий профессор, машущий неожиданной шляпой. Я проехал метров двести и притормозил на обочине, мало ли что. Профессор никак не отреагировал на мой маневр и продолжал весело махать шляпой. Это было неожиданно, я вышел из машины и медленно пошел по направлению к профессору.

Внезапно я скорее ощутил, нежели почуствовал щелчок. Щелкок открываемых дверей автомобиля. Я вернулся назад. На пассажирском сиденьи уселся смуглый типок. Я ворвался в кабину автотранспортного средства с улыбкой в 29 зубов и блестящей прической. Устроив жопу в водительском кресле, я взглянул на оппонента. Он был смугл и вороват. Впрочем, увидев меня, джентльмен слегка взбледнул с лица и затрепыхался.

— Здравствуйте, я болгарин, отстал от группы, нужно немного денег, — залопотал оппонент, показывая паспорт.

Я проследил за направлением взгляда джентльмена. Вороватый взгляд точно указывал на рукоятку ножа, торчащего у меня за поясом.

Я смотрел на чувака, экстерьер которого казался мне неуловимо знакомым. Внезапно блеснуло:

— Нанэ лавэ, ромалэ, — выдавил я.

Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Дилемма


Понаехав на Кемерово, я обустроился в съёмной квартире и начал обживаться. До конторы было минут двадцать пехом, по дороге была приличная кафешка, где я столовался по утрам. Вечерами же к моим услугам были киоски с пивом и бутербродами, по тем временам за пиво штрафы не выписывали. Ночью меня спасал холодильник с пельменями.
Текли рабочие недели, перемежающиеся длинными выходными у телевизора в незнакомом городе. Делюга потихоньку налаживалась.
И вот как то в пятницу судьба послала вызов. Нужно было срочно отправить сотрудника в другую страну. Касса предприятия была уже закрыта, поэтому билеты на самолёт мы взяли под честное слово, а на житье я выгреб с карманов весь кеш. Отправив нашу непреклонную волю на покорение непутевых туземцев, я, пустой, побрел домой.
Витрины мясных лавок призывно манили, но в кармане было рублей двадцать и шесть сигарет. Передо мной встала дилемма - поесть или покурить. Её решение я отложил до прихода домой.
Скурив сигарету до фильтра, я притушил бычек в пепельнице. Осталось пять сигарет. Желудок попросил есть. Я высыпал на стол свои сбережения и занялся плотным шмоном квартиры. Спустя минут двадцать на столе собралась пачка соли, грамм триста фасоли, баночка консервированной морской капусты, десяток чайных пакетиков и пяток кусочков сахара.
Отварив фасоль, я пришёл к выводу, что это не вариант, впрочем, как и морская капуста. Под скорбные мысли улетела следующая сигарета.
Вариант занять у подчинённых я отверг сразу. Молодой руководитель не имеет права так лажать авторитетом. Шеф загорал в далёкой стране и тоже не мог помочь. Вариант тряхнуть молодостью и сделать дерзкий гопстоп я так же отверг. Новые времена - новые нравы.
Сдолбив очередную сигарету, я пришёл к очевидному выводу, что сигарет не хватит до понедельника.
Натянув ветровку я вышел развеяться. Ближайший киоск вновь поставил меня перед выбором. Пачка винстона или банка тушёнки. Внезапно взгляд скользнул в угол витрины и решение было немедленно найдено.
Спустя пару минут я вернулся домой с парой пачек примы и пятью упаковками сублимированной вермишели. Так я дожил до понедельника. Главбух начислил, и передо мной снова приветливо распахнулись двери центровых кабаков.

Фобия







У каждого человека есть свой страх. Когда мы маленькие, этот страх общий. Бежишь, бывало, в пять лет ночью до туалета и дико радуешься, что никто не съел по дороге. С возрастом джентльмены справляются со своими страхами, оставляя пару-другую, как то-ли неизлечимые, то-ли про запас.

Например, я боюсь представителей правоохранительных органов. В детстве бабушка постоянно пугала меня участковым. Этот страх преследует меня по сей день. Сижу, бывало, на допросе и следователь такой:

— Я не понял, вы свидетель или обвиняемый?

Это страх... Еще я боюсь высоты, глубины и собак. Вот полный список моих фобий.

Я иррационально боюсь ментов, высоты, глубины и собак. Всего остального я опасаюсь совершенно рационально, на мой взгляд.

Collapse )

Родина







Коренастый и загоревший Виталий в майке, шортах и иссиня черной бороде лопатой (задолго до того как это стало мэйнстримом) решительно не был похож на сибиряка. Не, ну если бы на дворе было -45, столь частые для этих мест, и он, одетый в зипун, держал под уздцы чахленькую лошаденку, впряженную в старенькие сани, то конечно да. А вот с арафаткой на голове и с калашом в руках, Виталий был бы вылитый моджахед. В тот день в одной руке Виталий держал загранпаспорт, в другой белокурую трехлетнюю дочку, карие глаза прикрывали солнцезащитные очки. Виталий возвращался на Родину.

— Откуда вы прибыли? — строго спросила пограничница.

— Окстись, мать, в нашей дыре один рейс в день с Москвы и один в неделю с Тайланда, — удивился Виталий, — я ж не Карлсон.

Родина не поняла юмора и смотрела на Виталия холодными голубыми глазами.

Collapse )

Стереотипы

Это был длинный и тяжёлый вояж по Сибирям. Самолёты, поезда, машины, автобусы, лица, кабинеты и гостиницы слились в одну бесконечную бешеную гонку со временем. Наконец, покончив с главным вопросом - кадровым, я повёз новоиспеченного начальника Алтая в наше кемеровское логовище ставить на крыло.

Андрей, новый падаван, шкодно смотрелся в пиджаке и галстуке. Если тщательно побрить медведя и натянуть на него костюмчик, полагаю, будет схожая картинка. Быт наш был однообразен и скучен, хмурый утренний гостиничный завтрак, пробежка до конторы, где я сдавал коллегам Андрюху на опыты, а сам нырял в бумажную пыль, работа до позднего вечера (а хер ли ещё в командировке делать) и плотный ужин с парой пива в приглянувшемся и доступном по финансам кабачке.

И даже ужин наш был однообразен, Андрей брал пару порций пельменей, а я —  свиную рульку. К началу второй недели девахи, похоже, стали даже заранее готовить. Вот пробьёт 9 вечера и в кабак зайдут два джентльмена, здоровый закажет две порции пельменей и тёмное, очкарик рульку и светлое, они часик посидят, закажут ещё по одной, потреплются, нажрутся, наржутся и уйдут. Полагаю, какая-то такая картинка должна была сложиться у местных официанток.

К исходу нашего путешествия, Андрей решился. 

— Евгений Васильевич, вот давно хочу спросить, но как то не решаюсь, — вкрадчиво и осторожно начал мой новый подчинённый. 

— Ну если по работе, сам понимаешь, некоторые моменты тебе знать пока не положено, — я тоже умею быть тактичным и осторожным. 

Collapse )

Снаряга

Весна на Урале — удивительнейшее время года, мало таких мест, где за один день можно увидеть зиму, весну и лето. 

Collapse )

Инстинкты

Полагаю, многие джентльмены согласятся, что непьющая жена с водительскими правами — это находка. Мне сказочно повезло иметь именно такую супругу, поэтому в пятницу я ни в чем себе не отказываю, а в субботу моя дражайшая меня всегда может выручить.

Вот и в тот раз мы сдали спиногрызов бабушке и поехали на тихую охоту. Хищно поблескивая клинком, супруга упорола метров на двести вперед меня. Похлебывая минералку и ухмыляясь, я тащился вслед за ней и подрезал пропущенные в азарте боровики. Внезапно, периферийным зрением я заметил моргнувший пенек.

— Эээ, хорош, — подумал я, — белка, уходи!

Пенек моргнул еще раз и отчетливо вперился в меня своими бездонными зрачками. Справившись с охватившей паранойей, я, наконец, разглядел сову, сидящую на пне. Сова сидела, моргала, ворочала головой на 180 градусов. Все ее движения были плавные, а мимикрия с окружающей природой создавала иллюзию шевелящегося пня.

— Хм, — заиграло в жопе детство, — почему она не убегает? 

Я потихоньку подошел к сове. Она вперилась в меня взглядом и не шелохнулась. Стоя в полуметре от птицы, меня посетила глупая мысль — погладить. Лишь только я протянул руку к крылатому колобку, птах спрыгнул с пня и попытался скрыться в зарослях малинника, печально волоча крылья по земле.

— Маленький брат, ты ранен, — я попытался взять птицу в руки.

Collapse )

География

Преодолев две с половиной тысячи километров за рулем и слегка загульнув в местном кабаке, наутро мы с Костяном стояли в рыболовном магазине. Молодой азербайджанец нахваливал финские блесны. С удивлением отметил полное отсутствие акцента, характерного для народов Кавказа.

— Дендробена есть? — у меня было все, кроме червя. Тащить их в такую даль меня не вдохновило.

— Не, вообще червей нет, вчера кончились, — огорчил меня продавец, — вообще у нас на блесну ловят.

— Да я как-то не умею блесною, — стараться быть честным даже в тех ситуациях, где честность не в чести — мое кредо.

— Ладно, погнали, шеф звонил, нас уже ждут, — выволок меня из магазина Костя.

Споро преодолев городишко из края в край, мы припарковались рядом с обозначенным в распоряжении шефа месте.

— Коля, — протянул руку выскочивший из белоснежного крузака миниатюрный водитель.

— Коля? — недоверчиво переспросил Костя, явно отметив неславянскую внешность водилы. Мужик ухмыльнулся и сказал как его зовут на самом деле.

— Действительно, проще Коля, — хохотнул я, и мы поручкались.

— Шеф сказал три брать, — распорядился Николай, — я думаю стоит взять четыре на всякий случай.

— Нас шесть человек, куда три то? — усомнился я, — одной за глаза.

— Жень, ты че, шефа не знаешь? Сказал три — надо брать три, — охолонул меня Костя.

Спустя пару десятков минут мы споро грузили в багажник японца патроны, провиант и три коробки водки.

Далее была долгая дорога с пересадками до заимки и бурная пьянка вдалеке от цивилизации.

Collapse )

Бомба







— Кто не рискует, тот не пьёт шампанского, — мы уже часа три расписывали пулю, Ден сдавал, - кстати, о шампанском, братва, пиво кончается.

— Натаха, сгоняй за пивом, по-братски, — зарядил Леха сестру, зашедшую на свою голову на кухню.

— Вы че, оборзели? — зашлась в возмущении Наталья, — я к экзаменам готовлюсь.

— А, точно, ты же поступаешь, — задумался Ден, — кстати, а хочешь мы тебя в институт поступим?

В части различных афер Дену не было равных, ему стоило родиться лет на десять пораньше, родина бы никогда не узнала Чубайса. Впрочем, узнала бы Дена, и я не вполне уверен, что лучше.

— А как вы это сделаете? — заинтересовалась Натаха.

— Через пару недель в институте олимпиада по математике, мы с Джоном пойдём с тобой, напишем твой вариант, поступишь вне конкурса. Дуй, давай, за пивом, пока светло.

Мы наковыряли по карманам денег, окрыленная Наталья улетела в ларёк. До кучи мы её нагрузили обещанием отдать на пропой первую стипендию.

Спустя пару недель, гладко выбритые и косящие под абитуру, мы поджидали Наталью у аудитории. Наконец, вплыла наша протеже, наступила неловкая пауза.

— Натаха, ты это, попроще как-то не могла прикинуться? — только и выдавил я. Обычно мы наблюдали Наталью в домашнем халате или спортивной форме, тут же она предстала в роли роковой девахи в боевом раскрасе, причёске, отважном мини и на шпильках.

— Подросла, девка-то, — протянул Ден, — а мы ведь с твоим брательником тебя ещё из садика забирали. С горшка.

Collapse )

Пастораль

Размявшись деревенским самогончиком мы с тестем решили выгулять детей. Взяли санки, собаку, хорошее настроение и, собственно, детей, двинули на центральную сельскую площадь, где была горка и иллюминация. Когда дети вдоволь накатались и извозились в снегу, мы двинули домой.

Рекс черной спиной мелькнул в свете фонарей и скрылся в горах, дети с гиканьем метнулись за ним, тесть остался посмотреть, а не потеряли ли мы чего на горке, а я двинул за детьми, по пути решив заскочить в местный лабаз, чтобы не идти домой неприлично трезвым.

Узкая тропинка, прорубленная в сугробе по плечи, вела меня к вожделенному прилавку, как вдруг дорогу перегородила кряжистая фигура стриженого парня лет тридцати. Джентльмен был чуть пониже меня, но существенно шире. Я попытался его обойти, но он грубо воспрепятствовал.

— Прошу прощения, не могли бы вы подвинуться, — наивно сказал я. Тело молчало. Я попытался обойти, тело не давало.

— Ты че, бля? — спросило тело.

— Извините? — поправил я очки.

— Че быкуешь? — кинули мне предъяву, вечер переставал быть томным, тем более, сзади подкралась щуплая фигура.

— Слышь, дружище, я к тестю приехал, пошли в лабаз, дернем пивка за мой счет, какие ко мне претензии? — попытался я разрулить вопрос по дипломатическим каналам.

— Че быкуешь? — моего визави явно заклинило.

Сука.

Collapse )