Опыт

Как-то раз я занимался очередным капитальным ремонтом в очередном жилище. Производство работ потребовало порядка 3 тонн гипсокартона. Разумно оценив свои силы в отношении подъема данной массы на второй этаж, я обратился к услугам сервиса avito. Вопреки местной традиции на зов откликнулись два лица славянской национальности – коренастый мужичек лет сорока-сорока пяти и молодой перец лет двадцати.

Джентльмены разгрузили автотранспорт, я рассчитался с транспортной конторой и мы принялись споро гуртовать гипсокартоний на второй этаж крепкой сталинки. Ну как – мы, они таскали, я же суетился по объекту рачительным прорабом, сверяя количество загружаемых в комнаты листов с заветным блокнотиком.

После пары тонн ребята стали заметно уставать, я метнулся на руины кухни, сметал наскоряк несколько бутеров, взял баклашку воды, термос с чайком и вышел во двор с предложением перекура.

Молодой боец с урчанием впился в бутерброды, грузчик постарше выпил немного воды и закурил. Мы перекинулись парой незначащих слов о погоде, ремонте и жизни в целом. Малой рассказал, что только окончил школу и теперь раздумывает о дальнейшей жизни.

- Вот бы дело какое провернуть, чтоб раз – и на всю жизнь, - затянулся он сигаретой.

- Банк ограбить? – скептически протянул я, - возьмешь в лучшем случае пару мультов, через год поймают, и будешь тянуть от восьми до пятнадцати.

Collapse )

Воспитание

Гнездится в наших краях хитрожопый птах. Вот он, внизу на картинке. 

Зовут его – чомга. Птах делает плавучие гнезда, оберегая кладку от наземных млекопитающих, у птицы вонючее мясо (поэтому их зовут поганками), что исключает ее из рациона охотников.

Одно из моих мест рыбалки как раз находится у места гнездовья этой птицы.

Пару лет я даже не обращал внимания на семьи поганок поблизости, а тут как-то случился неудачный день в плане рыболовства и от нечего делать я пялился на птиц.

Их было шесть. Папа чомга, мама чомга и четыре чомгыненыша. Мама плавала поодаль и то ли стояла на шухере, то ли принимала солнечные ванны, то ли отдыхала от надоедливого семейства. Папа могучим образом заныривал метров на тридцать и выныривал с разной рыбешкой в клюве, как бы издеваясь надо мной.

Когда папа наелся, он начал кормить детенышей. Происходило это следующим образом: он доставал рыбешку и отплывал поодаль от детей, дети послушно вставали в линию, папа крякал, по сигналу детеныши с воплями и брызгами летели к нему, первый доплывший получал рыбешку. Когда чомгеныш-чемпион объелся, он отвалил к маме, которая немедленно начала обучать его нырять. Действуя по схеме папа накормил еще двоих птенцов, остался последний птенец-неудачник. Я практически почувствовал, как папачомг всплакнул, но тем не менее, продолжил нырять, доставать рыбу и обеспечивать соревновательный момент уже игрой в догонялки.

Collapse )

Облом

Надысь сгонял я на рыбалку. Знакомый сайт обещал бешеный клев лещей (сам то я не разбираюсь в этих ветрах, давлениях, фазах луны и прочей кашпировщине, а научить предсказывать клев – некому), поэтому я превдкушал. Именно так, а может быть даже с большой буквы – ПРЕВДКУШАЛ. Я не могу передать это ощущение словами, думаю, меня поймут только рыбаки.

Доехав до места и взгромоздив на себя весь рыбацкий скарб, я ловким ниндзей проскользнул в темный утренний лес с трассы. Ставший почти родным цепной кавказец у лесной сторожки утробно гавкнул, но, видимо, услышав знакомое бряканье рыбацких колокольчиков, сам в ответ погремел цепью и, пофыркивая, скрылся в конуре.

Рассвет я встретил на берегу водохранилища в рыбацких заботах, прикормил точку, закинул донки. Клев не заставил себя долго ждать, каждую минуту то там то тут звенели колокольчики. Но хитрого рыба достать не удавалось. Я перепробовал все, менял крючки, кормушки, прикорм, насадку – ничего не менялось, бешено клюет, но вытащить невозможно. Кое-как я наконец-то взял пару мелких подлещиков по полкило. Клев успокоился и я заскучал настолько, что залез в интернет.

Недалеко от моего места потянул дымок, коллеги просыпались после ночной. На мысок, меж тем, вышел розовощекий толстячок и начал рыбачить. У него, так же как и у меня полчаса назад, следовала поклевка за поклевкой. В отличие от меня, он паковал подлещика за подлещиком. Разумеется, я невольно и рефлекторно собрал свои манатки и двинулся на мысок (рыбаки поймут).

Collapse )

Армагеддец

Это случилось в августе 2008 года, аккурат после осетинских событий. По служебной необходимости нам нужно было очутиться в Барнауле. Шеф решил тряхнуть стариной и прокатиться на машине. Трасса отличная, ГАИ по тем временам особо не досаждали, поэтому стрелка спидометра у шефа редко опускалась ниже 160. Памятуя о печальной судьбе одного алтайского губернатора, я потел на пассажирском кресле, вцепившись белыми пальцами в ремень безопасности.

Машин на трассе ранним утром совершенно не было, несмотря на гористую местность трасса была прямая как стрела, поэтому непонятную движуху на трассе мы заметили за километр, не меньше. Из прилегающей к трассе рощи на дорожное полотно бодро взметнулось несколько бронетранспортеров. Высыпавшие солдатики стали бодро раскладывать по трассе дорожные конусы и устанавливать знаки ограничения проезда. Шеф сбросил скорость, и мы неторопливо подъехали к неожиданному препятствию. Ближайший солдат выставил левую ладонь предупредительным жестом, правой он придерживал автомат.

- Ребят, а что тут происходит, мы вообще-то торопимся, - открыл окошко шеф.

Солдаты не удостоили нас ответом, но подошел прапорщик. Оценив дорожную обстановку, он махнул рукой, один из бронетранспортеров слегка подвинулся.

- Проезжайте, - кивнул прапорщик.

- А что здесь происходит? - не унимался шеф.

- Проезжайте, - с нажимом повторил военный.

Collapse )

Немецкий порядок

Давным-давно нам потребовалось пройти специализированную сертификацию. Данное обстоятельство несло в себе аж три проблемы. Процедура была весьма недешевая для нас по тем временам, проходить ее надо было в жопе мира, а именно где-то под Дюссельдорфом, мы располагали единственным специалистом, который мог это сделать и этот специалист был гением, со всеми вытекающими.

Оставив финансовые вопросы шефу, я занялся сразу самой сложной проблемой.

- Влад, тебе придется на пару неделек скататься в командировку, - дернул я специалиста в курилку.

- Не, я не могу, пошлите кого-нибудь другого, - ожидаемо ответил Влад.

- В Германию, Влад, там пиво, сосиски и сисястые телки, - продолжил я уговоры, - любой в конторе почку отдаст за эту поездку.

- Ну так и пусть отдают, - не впечатлился Влад, резонно добавив - пиво и сисястые телки есть везде, а сосиски я не люблю.

- Кроме тебя никто не справится, - зашел я с козырей.

- А когда ехать, а куда конкретно, а сколько командировочные, а зачем так надолго, - ракета зашла точно в цель, за оставшиеся несколько затяжек мы утрясли детали и я пошел к шефу на доклад.

- У нас есть план? – шеф, как обычно, был глобально масштабен и мух не ловил.

- Да какой там план, прилетели, отработали, улетели. Немцы в курсе, - простодушно ответил я, чем вызвал бурю негодования.

- Я позвоню немцам, они составят план, а ты учись, - проматерившись дал мне ценные указания шеф, - а кто поедет?

- Влад поедет, - к следующему взрыву негодования я уже был готов.

Collapse )

Как я участвовал в Революции

Давно это было, всезнающий, но пока не вездесущий интернет напоминает, что аккурат в 98 году. Как-то внезапно нашу студенческую среду охватили слухи и волнения, прям как в песнях Высоцкого. За давностью лет не припомню, в чем состоял конкретный рамс, но вроде как были две позиции – то ли отменяли, то ли чем-то заменяли льготы на проезд в общественном транспорте для студней, и, вроде как, повышали сессионную планку для получения стипендии. Впрочем, могу ошибаться, поскольку лично меня это не касалось. На трамваях я в ту пору не ездил, предпочитая передвигаться на “шОфере”, благо родной институт находился в квартале, трат выходило немного. Стипендия также не была чем-то жизненно необходимым, были источники трудовых и иных доходов.

В тот день, нас всех накрыло как-то по-особенному, откуда-то появилось мнение, что нельзя больше терпеть, что нельзя больше так жить, всем почему-то очень захотелось эту мысль донести, как сейчас говорят “во власть”.

Я отстраненно наблюдал за происходящим, когда меня за локоть дернул мой приятель Шура*.

- Погнали с ментами пиздиться, - вдохновенно предложил он, протягивая мне пачку Camel.

* не знаю уж с чего, но все Александры в нашем тогдашнем кругу были Шуриками, сейчас не наблюдаю данного обстоятельства.

- Позвольте, Шура, с чего мы будем пиздиться с ментами в апреле вместо пар, - не вдуплил я, - у нас же вроде данное мероприятие традиционно запланировано на май в свободное от безделья время?

Collapse )

Прованские травы

Был вечер среды, какой-то из череды теперь уже непонятных праздников выпал на четверг, по этой причине я позволил себе покоротать время под пиво и копченые свиные ребрышки. Разгрызая очередной кончик ребра, я даже не услышал, а скорее почувствовал в голове звонкое “хрусь”.

- Ну ничего себе, какая крепкая кость попалась, - подумал я, пытаясь вытащить ее из пасти. Кость не доставалась.

- Ну не может у меня таких дыр промеж зубов быть, чтобы там целое ребро застряло, - я подошел к зеркалу и начал изучать проблему. 

Кость, к моему глубочайшему сожалению, расколола зуб и застряла в нем, зажатая ласточкиным хвостом. Подергав кость, торчащую из пасти в стороны, я убедился, что внезапно и совершенно не задорого, на зависть любой марионетке, обзавелся эффективным передним рычагом для поворота головы. За отсутствием медицинского и наличием технического образования рука уверенно потянулась за пассатижами. Первые попытки освободиться от унижающего человеческое достоинство предмета были неуспешными, кость сидела как родная.

- Хуй с ним, вырву с зубом, - мысль о том, что я буду спать с костью, завтра повезу ее на шашлыки, а в пятницу с гордостью продемонстрирую коллегам, была невыносима. Я предусмотрительно сел на пол (хер его знает, может сознание потеряю, так чтоб падать пониже), обхватил зуб кончиком пассатижей и, мысленно попрощавшись с жизнью, рванул. Кость выпала. Было больно. Не самая большая боль в жизни, скорее ужаснула мысль о том, что эту боль я причинил себе сам.

Collapse )

Банда

Стоял погожий морозный денек, травя анекдоты, мы бодро катили по “Сибири”. Макс попыхивая сигаретой и тихо матерясь, пытался обогнать очередной длинномер на узкой трассе, приближался поворот.

- Макс, бойся, - указал я водителю на внезапно завихлявшую на трассе встречную газель.

- Вижу, - процедил напрягшийся Макс и юркнул за грузовик.

Меж тем с Газелью происходило невообразимое. Рыская от обочины до обочины она неотвратимо приближалась. Я подтянул ремень безопасности, снял очки и поплотнее уперся ногами в пол автомобиля, наклонившись до панели.

- Максу пиздец, мне – как повезет, - мелькнула грустная мысль, - удар будет с его стороны.

На наше счастье газель устала елозить по трассе и пулей вылетела через трамплин снежного бруствера влево от нас. Пара тонн металла летела неожиданно долго и грациозно, наконец, клюнув передними колесам в сугроб, машина совершила сальто и погрузилась в снег колесами вверх.

Бледный Макс сбросил скорость, выискивая место для остановки на заснеженной трассе. Заметив, что следующий грузовик, ехавший за нами, приткнулся к обочине, Макс сдал назад и прижался к переднему бамперу дальнобоя.

- Ну нихуя себе, - поприветствовал нас дальнобойщик и грязно выругался.

- Да этот чертила чуть нас не снес! - вежливо ответил Макс.

- Лопата есть? – я внес уместное и разумное предложение в рискующий затянуться диалог двух сибиряков, - машина чуть не по оси в снегу – если там остались живые – вполне себе успеют задохнуться пару раз, пока вы тут любезность мнете.

Collapse )

Незамерзший в Сибири

— Тайгааааааа, прасыпаааааааемся, — выдернул меня из теплых и цепких лапок Морфея противный фирменный проводниковский голос.

— Да проснулся я уже, — сел я на койке пустого купе спального вагона, обмотавшись простыней в ожидании неизбежного открытия двери.

— Тайга, просыпаемся! — наконец откинула дверь проводница.

— Спите люди, в Багдаде все спокойно, - внезапно подумалось мне. В преддверие неизбежного десантирования я натянул спортивный костюм и побрел чистить зубы. На обратном пути я был неожиданно удивлен надписью на вагонном табло. Надпись сообщала мне, что за бортом вагона бодрит чье-то тело и неизбежно взбодрит мое, приятный морозец в -47.

Я снял спортивный костюм, кинул его вместе с дорожными мелочами в баул и озадачился типичной мужской дилеммой — одевать подштанники или нет. Голос разума мне подсказывал, что такая погода не оставляет мне выбора, но гордость и склонность к риску нашептывали: не стоит портить линию итальянского костюма, да и водитель будет ждать всего в двух минутах ходьбы. Разумеется, безрассудство взяло верх и спустя несколько минут, наминая в зубах незажженую сигарету я шагнул в сибирскую мглу без подштанников.

Collapse )